Алексей Дедушкин (a_dedushkin) wrote in k_i_t_a_y_gorod,
Алексей Дедушкин
a_dedushkin
k_i_t_a_y_gorod

Categories:

Церковь Владимирской иконы Божией Матери и Пантелеймоновская часовня

Прежде чем продолжить нашу виртуальную прогулку вокруг Китайгородских стен, давайте поговорим о церкви Владимирской иконы Божией Матери и Пантелеймоновской часовне

Photobucket
Фото 1882 г. Церковь Владимирской иконы Божией Матери. Из альбомов Найдёнова.



Фото кон.1900-нач.1910-х гг.
Церковь была основана по обету царицей Натальей Нарышкиной там, где издревле стояла часовня с Владимирским образом. Эта часовня, как и церковь, были основаны на той дороге и близ того самого места, где в 1395 году москвичи с благоговением и страхом встречали из Владимира чудотворный образ Богоматери, надеясь обрести спасение от страшного Тимура, шедшего с войском на Москву.
И в память о той легендарной, судьбоносной для Москвы встрече был основан не только московский Сретенский монастырь, но и Владимирская часовня на московском посаде, а вслед за ней – и приходская Владимирская церковь на Никольской. Ее чешуйчатая главка, «как еж, ощетинившаяся колючками», по выражению современного москвоведа, была далеко видна с окрестностей и красиво возвышалась над старинной застройкой Никольской улицы.



Владимирская икона – главная православная и историческая святыня Москвы, а с ней – и всего государства Российского. По преданию, образ написал сам Евангелист Лука на доске от стола, за которым совершилась трапеза Спасителя и Пресвятой Богородицы с праведным Иосифом Обручником. На Русь икона попала всего лишь в начале XIV века – тогда ее прислали из Константинополя князю Мстиславу, который поместил ее в Вышгороде. Сын основателя Москвы, князь Андрей Боголюбский перенес ее во Владимир и установил в новопостроенном Успенском соборе. А уже в 1395 году, когда москвичи с ужасом ожидали нашествие «великого хромого», икону впервые привезли в Москву, где она милостью Божией осталась на века и еще не раз чудесами своими спасала стольный град от врагов и даровала победы. Именно ей слезно молились русские осенью 1480 года, когда пало монголо-татарское иго, 240 лет терзавшее Русь, – после великого стояния на реке Угре хан Ахмет без боя и навсегда ушел от Москвы. А в 1521 году Владимирская икона спасла Москву от нашествия крымского хана Менгли-Гирея.
Считается, что древняя часовня с Владимирским образом была выстроена здесь, на подступах к Кремлю, в том же 1395 году, когда икону встречали в Москве, или же позднее, но именно в честь этого события, по московскому обычаю. Так или иначе, часовня стояла тут задолго до построения стены Китай-города. И когда в 1534 году итальянский зодчий Петрок Малый, архитектор кремлевской Успенской звонницы, стал возводить крепостную стену, то на этом участке она вплотную примкнула к часовне: тогда здесь была устроена башня с ворота, получившими официальное имя «Никольские» по местной улице и «Владимирские» - по часовне. А потом, приблизительно в XVI веке список с Владимирской иконы поместили и на наружной стене Никольской башне Китай-города. Эта башня и оказалась на участке той самой эпохальной для Москвы Сретенской дороги…
И царица Наталья Кирилловна Нарышкина решила построить тут церковь, освященную во имя Владимирской иконы. Ведь к тому времени не только в Москве, но и в этом историческом месте еще не было ни одного приходского храма в честь чудотворной иконы, а только Сретенский монастырь и часовня. И праздничные крестные ходы из Кремля совершались прямо в обитель. Царица дала обет – возвести здесь церковь.
Причиной тому было не только знаменательное место – царица считала Владимирскую икону своей покровительницей, поскольку ее именины приходились на день праздника чудотворной иконы. И именно Владимирским образом родители царицы (по другим данным, ее воспитатель боярин Матвеев) благословили ее в день свадьбы с царем Алексеем Михайловичем в далеком 1671 году. Именно этот фамильный образ овдовевшая государыня и пожаловала царским подарком в новоустроенную церковь, хотя до освящения своего обетного храма ей дожить не довелось.
Строительство красавицы-церкви в ярком, узорчатом стиле нарышкинского барокко было начато по личному указу Петра I, очень любившего мать, летом 1691 года на казенные средства Стрелецкого приказа, а освящена она была в октябре 1694 года. Тогда к ней был установлен крестный ход из Кремля 21 мая - в празднование чудесного спасения Москвы от набега крымского хана в 1521 году.
Интересно вот что. Из-за своего местоположения церковь была приписана к Заиконоспасскому монастырю, что на Никольской улице, и именно его духовенство служило в этом обычном московском храме. Однако у Владимирской церкви не было и не могло быть своего прихода в торговом посаде Москвы, зато, как писал один дореволюционный краевед, у этой «бесприходной» церкви приходом была вся Москва, и каждый, кто шел по Никольской улице, непременно заходил в храм помолиться Заступнице рода человеческого и Спасительнице Москвы.
Бесценные святыни Владимирской церкви соответствовали «дворцовому» статусу храма, возведенного по обету царицы. Она и стала его первой дарительницей, а вслед за Нарышкиной в эту китайгородскую церковь дарили и Елизавета Петровна, и Мария Федоровна – богатые пелены и воздухи, расшитые руками императриц. Образ Спаса Нерукотворного, в манере «фряжского письма», был, по преданию, написан самим Симоном Ушаковым. Во второй половине XVIII века архитектор Василий Баженов соорудил в храме огромный иконостас. Список Владимирской иконы в начале XIX века украсила великолепная золотая риза с драгоценными алмазами, жемчугами, изумрудами и яхонтами – это был дар знаменитого графа Н.П.Шереметева по завещанию, так как прежний оклад храмовой чудотворной иконы был «легковесен».
В церкви был и другой образ Владимирской Богоматери, в серебряном окладе, - тот самый, которым патриарх Иоаким благословил царицу Нарышкину на венчании с царем Алексеем Михайловичем.
А в 1805 году у церкви появилась и новая часовня, в которую поместили список иконы в красивой серебряной ризе, устроенной на пожертвование богатого москвича. В том столетии уже существовал знаменитый «пролом» – новые проходные ворота Китай-городской стены, проломанные ради удобства прохода на Никольскую улицу. Эти проломные ворота часто именовались «Владимирскими».
У «Пролома» был знаменитый развал московских букинистов (второй по величине после Сухаревки), где постоянно рылись «зашибленные книгой» страстные библиофилы в поисках раритетов. Одним из таких обитателей «Пролома» был историк и глава кадетов, профессор П.Н.Милюков, в бытность свою студентом Московского университета ежедневно приходивший сюда подержать старую и ценную книгу в руках – и пополнить свою домашнюю библиотеку.
Уже в советское время эта традиция счастливо продолжилась – словно в память о том развале «у Пролома» именно здесь построили популярный букинистический магазин «Книжная находка».


Фото 1963 г. Вот он - букинистический магазин «Книжная находка» - справа за памятником виднеется.

Но судьба московской церкви оказалась печальной - осенью 1932 года она была закрыта и передана под клуб милиции. А летом 1934 года она была снесена вместе со стеной Китай-города, и ровно в 400-летний юбилей этой московской крепости. Теперь на месте храма – проезжая часть улицы. (Источник: *)


Фото 1910-х гг. Вход в часовню Целителя Пантелеймона Афонского.
Часовня Пантелеймона Целителя, или Пантелеймоновская часовня, была выстроена по проекту Александра Каминского около Владимирских ворот Китайгородской стены для хранения афонских святынь в 1881 - 1883 годах.
Была самой большой часовней Москвы.


В старой Москве во имя святого великомученика Пантелеймона было освящено несколько больничных церквей и знаменитая часовня в Китай-городе на Никольской улице, стоявшая напротив храма Владимирской иконы Богоматери. Она тоже была разрушена большевиками.

Святой великомученик Пантелеимон жил в конце III - начале IV вв. от Рождества Христова. Он родился в малоазийском г. Вифания, в богатой и знатной семье: младенца назвали Пантолеон, что означало «по всему лев». Отец его был язычником, а мать, святая Еввула, христианкой и воспитывала сына в истинной вере, но рано умерла. Отец отдал мальчика в языческую школу, а потом отправил в Никомидию учиться медицинскому искусству. В этом городе святому Пантелеимону и предстояло принять мученический венец за Христа.
Вскоре после завершения учебы талантливого юношу представили императору-язычнику Максимиану, который захотел, чтобы он остался придворным врачом. В это же время святой Пантелеимон тайно познакомился с пресвитером Ермолаем, и каждый вечер слушая его слово о Христе, уверовал сам. Однажды, возвращаясь после беседы домой, он увидел на дороге мертвого ребенка, умершего от укуса ехидны, которая корчилась рядом. Святой Пантелеимон стал просить Господа воскресить чадо и умертвить ехидну, решив, что если его молитва исполнится, он сам станет христианином. Просьба его исполнилась у него на глазах, и он принял у пресвитера Ермолая Святое Крещение. А потом, после бесед с уверовавшим сыном, в христианство перешел и отец святого Пантелеимона.
Став христианином, святой Пантелеимон продолжал лечить больных, сочетая молитву с даром врачебного искусства. Он безвозмездно исцелял по молитве Господу страждущих, убогих, нищих, узников. Из зависти другие врачи донесли на него императору, что святой Пантелеимон – христианин и лечит христиан – то было время страшных языческих гонений. Максимиан потребовал от святого принести языческую жертву, но вместо этого своими глазами увидел, как святой Пантелеимон по молитве исцелил расслабленного. Нечестивый правитель в ярости повелел казнить исцеленного, а святого Пантелеимона пытать. Мученик просил Господа укрепить его и услышал ободряющий глас: «Не бойся, Я с тобой!» Не добившись отречения, император приказал убить святого Пантелеимона, но меч вдруг стал мягким, как воск, и пораженные воины воскликнули: «Велик Бог христианский!» В это время Господь вновь открылся мученику и его палачам: голос с неба во всеуслышание назвал его «Пантелеимоном», что значит «многомилостивый». Так незадолго до смерти мученику Пантолеону было даровано новое, истинное христианское имя.
Воины отказались казнить святого, но он сам повелел им исполнить приказ императора – смерть постигла его в 305 году. Когда ему отсекли голову, кровь окропила масличное дерево, которое зацвело и принесло целебные плоды. Тело святого было брошено в огонь, но оказалось неповрежденным, и похоронили его в Никомидии.
Первые храмы во имя святого Пантелеимона появились уже в IV веке в Константинополе и Севастии Армянской. На Руси великомученик почитался уже в XII веке. Великий князь Изяслав принял христианское крещение под именем Пантелеимона и носил образ святого на своем шлеме – это однажды спасло ему жизнь в битве. При Петре I в праздник святого великомученика русская армия дважды одерживала победы в Северной войне– при Гангуте в 1714 году, что стало первой победой русского флота над шведами, и Гренгаме в 1720 году. Через два года император приказал устроить храм во имя святого Пантелеимона в Санкт-Петербурге.
Ныне честная глава святого почивает в Русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Афоне, и его подворье открыто в Никитской церкви в Котельниках близ Таганки. Не столь давно честные мощи святого Пантелеимона были привезены в Москву и на несколько дней выставлены на поклонение в Новоспасском монастыре. В Православной Церкви святой Пантелеимон призывается в помощь при Таинстве Елеосвящения.

Основание московской часовни было связано с тем, что в 1866 году в Москву из русского Пантелеимонского монастыря на Афоне была привезена икона Богоматери «Скоропослушница» и с ней другие святыни: частицы святых мощей целителя Пантелеимона, святой крест с частицей Животворящего Древа, часть от камня Гроба Господня. Иеромонах Арсений, доставивший их в Москву, остановился по прибытии в мужском Богоявленском монастыре, и в его соборном храме святыни были выставлены для поклонения. Желающих приложиться к ним собралось великое множество, так, что храм с утра до вечера был переполнен молящимися: совершались и совершались исцеления, благая весть о них облетала город, и народу все прибывало.
В связи с огромным количеством паломников в 1873 году при Богоявленском монастыре по благословению афонских старцев выстроили Афонскую часовню для этих святынь, на той же Никольской улице. (Теперь на ее месте - угловой сквер на пересечении Никольской и Богоявленского проезда, поскольку здание было сломано в 1929 году.) Однако маленькая часовня стала со временем тесной для всех желающих приложиться к святыням. Уже в 1879 году стали думать о построении новой.
И в 1880 году брат настоятеля афонского Пантелеимоновского монастыря, потомственный почетный гражданин Иван Сушкин подарил для нее монастырю участок своей земли на Никольской улице ближе в Владимирским воротам. Спустя год началось строительство новой часовни во имя святого Пантелеимона, на многочисленные пожертвования москвичей. Возводил ее знаменитый архитектор А. Каминский, зять братьев Третьяковых, автор соседней арки Третьяковского проезда. В ознаменование продолжения традиции он оригинально воспроизвел на фасаде своего здания облик фасада старой Афонской часовни
Сооружение оказалось очень необычным для Москвы, поскольку часовня снаружи имела вид огромного, величественного храма, большой высоты и внушительных размеров. Теперь она могла принять в себя множество молящихся, притекавших к ней и целый день толпящихся в очереди у часовни. Было и другое, сугубо архитектурное решение зодчего создать на Никольской улице новую высотную доминанту, образованную церковным зданием: в продолжение исторической традиции застройки этой местности, где возвышались колокольни и церкви Богоявленского, Заиконоспасского и Никольского монастырей. Теперь и новая грандиозная часовня довлела не только над одной Никольской, но и над всем Китай-городом, крупнейшим деловым центром Москвы, в котором уже строились высокие «светские» здания коммерческих банков, страховых компаний, акционерных обществ.


Фото 1928 г. Справа видна внутренняя часть Безымянной угловой башни.

В июне 1883 года состоялось освящение новой московской часовни, приписанной к Богоявленскому монастырю, и афонские святыни были с благоговением перенесены в нее. Она считалась одной из самой богатой реликвиями в Москве: здесь были чудотворный образ Спасителя, иконы Богоматери «Скоропослушница» и Иверская, святого великомученика Пантелеимона, ковчег со святыми мощами.



Праздник святого Пантелеимона был московским торжеством. Каждый год 27 июля (9 августа) крестный ход отправлялся из часовни к Богоявленскому монастырю. Богомольцами была запружена Никольская, и чтобы все молящиеся могли поклониться и приложиться к чудотворным иконам, образы выносили в этот день на улицу и ставили под особый шатер.
В обычные же дни православные москвичи ходили в Пантелеимоновскую часовню за освященным, целебным лампадным маслом.

«На каторжные клейма,
На всякую болесть
Младенец Пантелеймон
У нас целитель есть», -
писала о часовне Марина Цветаева. Ходили сюда и за благодатной духовной помощью к знаменитому пастырю, настоятелю часовни, иеросхимонаху Аристоклию Афонскому, который служил здесь очень много лет. В детстве он сам перенес тяжелую болезнь – паралич ног, пока его мать не дала обет уйти в монастырь, если сын исцелится. Став настоятелем Пантелеимоновской часовни, он не только духовно окормлял свою паству, но и помогал неимущим материально, доставал средства на обучение детей из бедных семей, выдавал невест замуж, принимая пожертвования, тут же передавал их беднякам. По свидетельству его духовной дочери, он предсказал Великую Отечественную войну и грядущее спасение России Милостью Божией. По своему предвидению, отец Аристоклий был похоронен на Даниловском кладбище. И после смерти пастыря было явлено чудесное знамение: когда гроб везли на погост, слетелась огромная стая голубей, которых очень любил отец Аристоклий, и, кружась, птицы образовали в небе живой крест. Так они провожали священника до самой могилы.
Со всей России собирались паломники в Пантелеимоновскую часовню. Больные слепотой, эпилепсией, одержимостью, психическими расстройствами, телесными немощами и увечьями чаяли найти себе здесь исцеления и находили его. И после революции икона святого Пантелеимона источала особенную благодатную силу, словно утверждая веру истинную в безбожные времена. В 1927 году незадолго до закрытия часовни здесь совершилось чудесное исцеление от рака больного иудея Григория Кальмановича, и это чудо привело его к уверованию во Христа и принятию Святого Крещения. Болезнь находилась уже в той стадии, что врачи сочли лечение бесполезным, и определили срок оставшейся ему жизни в две недели. По пути из клиники Кальманович ехал мимо часовни и вдруг испытал неимоверное желание зайти в нее. Жена отговаривала, что это христианский храм, но он все же зашел в часовню. Там шел молебен. Больной опустился на колени перед образом целителя и в слезах простоял всю службу, а потом с трепетом приложился к иконе и испытал неимоверно облегчение – его отпустила боль, и он почувствовал себя здоровым. Когда его вновь осмотрели врачи, то не нашли никаких следов заболевания. Не сказав ни слова о своей молитве, исцелившийся вернулся домой и немедленно отправился в местный храм, где поведал эту историю священнику – и с радостью принял христианскую веру.
После революции власти запретили выносить чудотворный образ святого Пантелеимона на улицу в праздники. Часовня была закрыта в 1932 году и спустя два года сломана вместе с крепостной стеной Китай-города, но Милость Божия сохранила для Москвы почти все ее святыни.
Домовые больничные церкви с престолами во имя великомученика Пантелеимона находились при Бахрушинской больнице на Стромынке (ныне им. Остроумова), в Мариинском приюте на Донской улице, устроенном для призрения престарелых больных женщин дворянского происхождения, и в Медведниковском лазарете за Серпуховской заставой. Все они были закрыты после революции.
(Источник: *)
Tags: Ильинка, Найдёнов, Пантелеймоновская часовня, в черно-белом, прогулки вокруг Китай-города, стены и башни Китай-города, церковь Владимирской Божией матери
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments